ИСТОРИЯ

Это серия эпизодов, зарисовок и исследований о необычных ситуациях в политической истории Монгольской империи, связанных с катастрофическими природными явлениями, магическими практиками, коллекциями минералов, растений и всевозможных артефактов.

Раздел подготовил историк, независимый исследователь Юрченко Александр

Китайский даос Гэ Хун (284–363) в алхимическом трактате «Баопу-цзы» («Мудрец, объемлющий первозданность») рассказывает странную историю: «Вэйский император Вэнь-ди исчерпал все возможные способы получить знание, прочитав все книги и выслушав все наставления, и даже сам говорил про себя, что нет ни одной вещи, которая осталась бы ему неизвестной. Так, он говорил, что в Поднебесной нет такого ножа, который мог бы разрезать нефрит, и нет такой ткани, которую можно было бы чистить огнем. В написанном им трактате „Основные суждения“ он так это и утверждал.

 

Однако через некоторое время и то и другое было ему доставлено. Государь высказал сожаление относительно своего заблуждения и подверг осуждению свое собственное сочинение. Это свидетельствует о том, что, не имея к тому оснований, нельзя категорически отрицать что-либо» (Гэ Хун. Баопу-цзы, с. 36).

 

Читать далее...

Любая империя есть сумма парадоксов, поскольку на едином политическом пространстве соприкасаются разные культурные традиции. Их столкновение порождало непредсказуемые драматические сценарии.

О хорезмийском астрологе Абу Йа‘куб Сирадж-ад-дин ас-Саккаки (1160–1229) современники рассказывали невероятные истории. Он притязал на многое, а молва приписывала ему еще большее могущество. Историк ан-Насави знал, какие слухи окружали эту загадочную личность: «Сирадж-ад-дин ас-Саккаки был одним из достойнейших мужей Хорезма, обладавшим разнообразными искусствами, и знатоком высоких наук — хорезмийцы были убеждены в том, что упомянутый заколдовывал некоторые звезды, отклоняя их с орбит, и преграждал путь водным потокам одним своим дуновением: таково было мнение о его совершенстве. Он был автором сочинений по всем областям знания, считавшихся знамениями искусства и чудесами творения, и занимал почетное место при великом султане [‘Ала’ ад-дин Мухаммаде] и его матери [Теркен-хатун] благодаря знанию астрологии» (ан-Насави. 66).

Читать далее...

Со смертью великого хана Мунке в конце 1259 г. закончился и период единства Монгольской империи. Мунке не назначил своего преемника, и борьба за престол на этот раз произошла между родными братьями Хубилаем и Ариг-Букой. Удивительным выглядит не соперничество претендентов, а результат: крушение вертикали власти. Возможно, размеры империи достигли некоего критического предела, за которым единство власти становится абсолютно призрачным, независимо от воли правящей группы. Жизнеспособностью обладают системы с обратной связью.

Читать далее...

В метафизическом мире средневекового Востока коллективные медитации иногда приводили к неожиданным результатам. Речь не идет о картонных чудесах типа сдвинутой горы по молитве благочестивого башмачника из Багдада, о которых поведал Марко Поло (Марко Поло, с. 62–63). Буквальное прочтение евангельских метафор кроме недоумения ничего не вызывает. Иное дело — манипуляции с тонкими энергиями, психические внушения разрушающего свойства.

 

Читать далее...

За сто лет до падения Багдада в феврале 1258 г. слухи о великолепии этого города, неприкосновенности его границ и славе халифа дошли до южных областей Китая. Скорее всего, это были рассказы арабских мореходов, записанные китайскими чиновниками управления торговых кораблей. В книге Чжоу Цюй-фэя говорится: «Есть страна Байда (Багдад). Является столицей всех стран Даши. Правитель этой страны является потомком божества Масяу. Из всех стран Даши, войска которых воюют друг с другом, ни одна не осмеливается нарушать ее границы, поэтому эта страна очень богата. Правитель выезжает под раскрытым черным зонтом с золотой рукоятью, на верхушке которого имеется нефритовый лев.

Читать далее...

Японию Марко Поло никогда не посещал. Видимо, поэтому о богатствах Японии он  сообщает странные вещи. «Остров Чипунгу (1) на востоке, в открытом море; до него от материка тысяча пятьсот миль. Остров очень велик: жители белы, красивы и учтивы; они идолопоклонники, независимы, никому не подчиняются. Золота, скажу вам, у них великое обилие: чрезвычайно много его тут, и не вывозят его отсюда; с материка ни купцы, да и никто не приходит сюда, оттого-то золота у них, как я вам говорил, очень много» (Марко Поло, с. 170). В персидской космографии есть сказочный сюжет об острове в океане; земля на острове из золота и серебра, а деревья из золота (Чудеса мира. 122). Воображаемая Япония Марко Поло — это проекция золотого острова на одну из пограничных областей мира.

Читать далее...

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com