Пётр Реус

Коротко об авторе

 

Петр Реус живёт в Санкт-Петербурге,  работает в полевой геологии более тридцати лет. Последние двадцать лет занимается просветительской работой популяризируя знания о земле, поисковые геологические методы. Долгое время  проводит семинары и мастер-классы по вопросам шлихового опробования. Под псевдонимом "И. О. Отступник"  выпускал научно-практический альманах "Путеводитель старателя", является автором-составителем книг "Энциклопедия кладоискателя", "Путеводитель кладоискателя", автор сборника рассказов "Купиторские сказки" и целого ряда статей в различных популярных и специальных журналов. В 2014 году посетил Монголию по приглашению местных геологов.

Фото 1 Автор рассказа (слева) и геолог А.Частухин

Фото2  Донный рельеф

Фото 3 Озеро Баонур

Фото 4  Ценные находки

Фото 5  Счастье геолога в прекрасной Монголии

Летом 2014 года довелось путешествовать по северо-западной Монголии. Неизгладимое впечатление оставила природа этого сурового и живописного края. Песчаные барханы порой соседствуют с причудливыми скалами в обрамлении веселой зелени. Стремительные горные потоки бесследно  исчезают среди незыблемой глади голубых озер, изобилующих рыбой. Рыба, кстати сказать, и такая есть, которую у нас в России уже не сыщешь.Скажите, где сейчас можно наловить серебристых османов?  Последний раз я ловил такую рыбу лишь в Советском Таджикистане, когда работал в геологических экспедициях.  Об одном таком озере и пойдет речь. Неподалеку от российско-монгольской границы раскинулась система озер. В далеком геологическом прошлом эти водные просторы были единым бассейном, глубоким и полноводным. Такие выводы можно сделать, забравшись на вершины отлогих гор, окружающих озера. На вершине высокого горного хребта тут и там виднеются окатанные водой гальки, принесенные некогда быстрыми потоками. Озеро, на которое я попал вместе с группой уланбаторских исследователей, называется Байонур, что означает – «богатое озеро».

 

Озеро протянулось ссевера на юг в виде  серпа растущей луны. С юго-восточной стороны на него наступают песчаные барханы.  Пески вплотную подошли к воде. Они не единожды пересыпали русло стремительной реки, впадающей в озеро. Но если песок способен победить воду спокойную, то с речным течением ему справляться не удаётся. Река выскакивает из-под власти бархана и прокладывает все новые и новые русла. Быстрое течение оставляет на песчаном дне характерный микрорельеф  в виде донной ряби. Вода бежит, словно по стиральной доске, оставляя в углублениях поперечных канавок темный песок – природный шлих.

 

Если кто не встречал ранее этого слова, то поясню: обычно  шлихом называется концентрат тяжелых минераловполучаемый в результате промывки рыхлых речных отложений – песков.  Обычно минералы тяжелой фракции рассеяны среди массы «пустой породы», и шлиховальщику требуется приложить немалые усилия, что бы добраться до тяжелого концентрата. В данном случае, река сама выделила и собрала вместе крупицы тяжелы минераловк стремительной водой в донных углублениях. Легкие песчинки пустой породы не могут удержаться в неглубоких ямках донной ряби, и течение несет их дальше и дальше – к устью, месту впадения в озеро.  Знающий читательможет спросить: почему же шлих не тонет в песчаныхтолщах, образуя «россыпи» на твёрдом дне? То-то и оно, что может, и наверняка, старое русло, погребенное барханами, содержит богатейшие россыпи черного шлиха. Но здесь – другое дело.Барханы заставили реку «сойти с проторенной тропы» и ее воды вынуждены бежать  по утрамбованной земле  озерных берегов. Водная эрозия не успевает пробить плотный грунт – барханы вновь сдвигают русло.

  У читателя может возникнуть второй, вполне резонный вопрос: от чего же так много шлиха в этой реке? Нам тоже это было непонятно, пока мы не поднялись на вершину горного хребта. Помните вначале разговора, я упомянул, что горы покрыты мощнымпанцирем переработанных водой пород? Так вот, вода многие тысячи лет перерабатывала и переотлагала горные породы, размельчая их и сортируя. Самые тяжелые материалы вода прятала в россыпи. Изменился уровень мирового океана, климат и геологическаяобстановка, и вновь водные струи начинают работу по перемещению тяжёлыхминералов  с места на место. Точь-в-точь, как заботливая кошка перетаскивает своих котят подальше от людских глаз.Только случай и поможет увидеть ее новое логово. Так и нам случай помог  увидеть поверхностный перенос шлихов, благодаря противоборству воды и песка, без затратных  геологоразведочных работ мы узнали тайну подземных сокровищниц Байонура.

 

Шлих всегда ценен для геолога, даже если среди тяжелых минералов нет тяжелых благородных металлов;шлих, после определения минералогического состава, дает много информации при комплексном изучении геологии всего района. Однако редко встретится геолог, который не был бы в душе кладоискателем, и, промывая шлиховую пробу, всякий раз втайне для себя надеешься,  что наткнешься на золотую россыпь или на следы золотой жилы.Чтобы ответить на все вопросы, остается  взять шлиховую пробу и установить минералогический состав тяжелой фракции. Что мы и сделали. Взяли пробу в старом русле реки, которую вода уже покинула, и в современном русле реки среди донной ряби на фарватере, и в том месте, где речные воды встречаются с озёрными, образуя под водой своеобразный песчаный вал. Во всех пробах шлиха оказалось много, что говорило о богатстве подземных кладовых тяжелыми минералами. Только, что за минералы попали нам на дно лотка?  Обломки кварцевых жил, попадавшиеся в промывочном материале, могли бы настроить старателя на радостное ожидание золотин на самом дне лотка, но золота мы не увидели. Зато темные ультраосновные породы и кусок вольфрамитовой руды позволялинадеяться найти следы платины. Платина, как известно, имеет ассоциации с железом. Существует минерал, содержащий магнитную железную руду и платину одновременно. Этот минерал называется ферроплатина.

 

У меня в запасе был мощный магнит, а вернее сказать два магнита, выдранных изкомпьютерного винчестера, склеенные немагнитными «спинками» вместе и прилаженные к бечевке. На всякий случай я наловил грамм сто магнитной фракции шлиха без промывки, магнитом прямо из реки. Авось и вправду ферроплатину наберу.

 Недолго мы были на озере, предстоял долгий и трудный путь в Улан-Батор. С озера Баянур мы увозили массу впечатлений, рыбу и несколько шлихов непонятной ценности. Каково же было наше изумление, когда в Улан-Баторе нам представилась возможность провести экспресс-анализ на сверхсовременной технике магнитной фракции шлиха. В горстке черного шлиха содержалось два процента платины.Как жаль, что не было возможности сделать доскональные исследования шлихов с озера Байонур.

 

Нет, вы только подумайте, подо всей той долиной, что можно увидеть на фотографии, лежат извилистые россыпи платиносодержащих «песков».Правительство Монголии сейчас весьма заботливо относится к обеспечению экологической безопасности страны. Многие проекты по добыче полезных ископаемых, связанные с вредоносным воздействием на природу,  в стране заморожены.И правильно. Путешествуя по Монголии, порой удивляешься чистоте ландшафта, аккуратности поселков. Повсюду видна забота государства о природе родного края.  В платиновой россыпи озера Байонур силами государства вполне можно  организовать абсолютно экологичную добычу драгоценного металла. Если нам за полчаса при помощи магнита привязанного к веревке, удалось «поймать» десяток граммов ферроплатины, то опытные инженеры смогут легко наладить насосную станцию, прогоняющую донный шлих через электромагнит. Взбаламученную насосом воду  отвести в пески барханов, откуда она, просочившись сквозь песчаную толщу и обретя первозданную прозрачность, вернется в озеро. В анналах мировой добычи платины еще не бывало такой богатой и такой доступной россыпи. Высокая цена и низкая себестоимость добываемого металла позволит государству выделять больше средств на охрану окружающей среды. Обработка концентрата будет способствовать развитию современных технологических цепочек, что, в свою очередь, может разрешить целый ряд проблем Монголии эпохи постиндустриализации. Например, утилизация электронной составляющей устаревшей  военной техники. Так в девяностые годы страны Балтии, экспортировали драгоценные металлы, не имея природных источников их добычи. Все богатство извлекалось из старой электроники, благодаря наличию развитых технологических  мощностей. Только государственные мощности  смогут надежно наладить вторичное извлечение  драгоценных металлов без ущерба окружающей среды.

Помнится, когда в России в девяностые годы прошел бум кустарной переработки радиодеталей, то пострадало множество вентиляционных систем производственных зданий. Ядовитые испарения едких кислот, очень скоро разрушали  моторы и вентиляционные трубы, превращая их  в кучу ржавого хлама.

Конечно не разумно отказываться от таких заманчивых проектов, каким, например, является платиновые россыпи района озера Баянур, но сделать это следует максимально щадящим образом, дабы не нарушить хрупкую экосистему одной из жемчужин Монголии – озеро Байонур.

 

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com