16–20 августа 2016 г. Новосибирск

НАТАЛИЯ ЖУКОВА

Светлой Памяти Юрия Николаевича Рериха (1902–1960).

К 90-летию пребывания Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха на Алтае и в Монголии

 

Из всех созидательных энергий самой высокой

остаётся мысль. Что же будет кристаллом

этой энергии? Кто-то думает, что точное знание

будет венцом мысли, но вернее сказать, что

увенчает мысль легенда. В легенде… в сжатой

формуле выразятся чаяния и достижения. (…)

В легенде выражается воля народа, и мы не

можем назвать ни одной лживой легенды [1].

                                                                                                                                       Агни Йога

 

 

Проследите народную душу по старым песням,по сказаниям и притчам. В этих нерушимых народных памятках вы увидите лучшие характеристики [2].

                                                                                                                                      Н.К.Рерих

 

Н.К.Рерих. Бум-Эрдени (Монгольский героический эпос). 1947

Н.К.Рерих. Бум-Эрдени (Монгольский героический эпос). 1947.

Из собрания Ю.Н.Рериха. Местонахождение неизвестно

В последний год своего пребывания на Земле Николай Константинович Рерих (1874–1947) обращается к образам монгольского героического эпоса и создаёт величественное полотно «Бум-Эрдени» (1947).

Эту картину старший сын художника, выдающийся востоковед, лингвист, буддолог и монголовед Юрий Николаевич Рерих, привёз вместе с другими картинами Отца в 1957 году из Индии в Советский Союз, но не передал в музей, а оставил у себя. Картина находилась в его кабинете, и во время интенсивной научной работы должно быть радостно было Юрию Николаевичу, подняв глаза, увидеть в пасмурной Москве яркие алые и синие тона высокого неба и богатырскую битву среди гор, увалов и широких степей той заповеданной Монголии, которую он так любил, куда всегда стремился… Картина «Бум-Эрдени» находилась в квартире Юрия Николаевича до 2008 года, пока не исчезла. Сейчас местонахождение её неизвестно…

 

 

 

Николай Константинович Рерих предвидел будущий расцвет Монголии. Он любил эту страну, хорошо знал её историю и культуру и сердечно относился к её народу. По словам Юрия Николаевича, Николай Константинович понимал монгольский язык, хотя сам не говорил на нём. Рерих создал ряд очерков, посвящённых Монголии, и много живописных полотен, запечатлевших монгольские пейзажи и героев её сказаний. «…Справедливо устремлены взоры на Монголию, — писал художник, — и пусть будут они устремлены благосклонно и дружелюбно. (…) Привет Монголии» [3].

С большим уважением относились к Н.К.Рериху и монгольские учёные. Так, секретарь Учёного комитета Монгольской Народной Республики, известный учёный-монголовед и общественный деятель Цыбен Жамцарано, во время пребывания Рериха в Монголии в 1927 году, говорил: «Такие крупные мировые личности, как Рерих, идя по пути Бодхисатв высших ступеней в настоящий век и время эгоизма, являются, безусловно, светилами века, добрые дела которых должны приносить неиссякаемые плоды в тех странах, где пребывают эти лица. Поэтому наша страна считает за великую честь и радость пребывание Николая Константиновича в нашей стране» [4].

Академик Монгольской Академии наук, генеральный секретарь Международной ассоциации монголоведения, Президент Монгольского Рериховского Общества Шагдарын Бира писал о Н.К.Рерихе: «Обладая редким даром и интуицией великого мудреца, этот выдающийся человек испытывал огромный интерес как к славной истории, так и к настоящему и будущему монгольского народа» [5].

Во время пребывания Центрально-Азиатской экспедиции в столице Монголии Урге (1926–1927), Рерих передал в дар Монгольскому правительству свою провидческую картину «Ригден Джапо — Владыка Шамбалы (Великий Всадник)» (1927). Художник отметил, что картина «была принята с совершенно особыми чувствованиями…» [6] Сейчас она экспонируется в Национальном Музее изобразительного искусства в столице Монголии Улаанбаатаре (Улан-Баторе).

Спустя много лет, работая над полотном «Бум-Эрдени», Николай Константинович предполагал, что оно также будет в Монголии. Так, в 1946 году, он писал друзьям в Америку: «Сейчас пишу «Бум Эрдени поражает девятиголового чёрного мангуса» — монгольское сказание. Кто знает, может быть, и эта картина попадёт в музей Улан-Батора» [7].

Вглядимся в картину… Два мира изображены на ней. Внизу — земной мир — монгольское стойбище в степи: пять белых войлочных юрт, украшенных красными орнаментами. Семеро людей в красно-синих одеждах, пав на колени, молитвенно воздели руки к Небу, где идёт небывалая битва. Там вверху, на высокой горе, подпирая головою небо, встал на дыбы и бьёт копытами огромный конь в красном чепраке; на нём богатырь с красным колчаном (сагадаком), луком и стрелами, в доспехах и шлеме пронзает пикой пасть чёрного, мохнатого зловещего коня, на котором несётся над отрогами гор в тучах мрака кровожадный девятиголовый мангус [8]. Это многоголовое чудовище, по поверьям монголов, обитает в тёмных, холодных и смрадных местах, нападает на людей и скот, похищает и глотает их. Мангус огромен, его утроба вмещает толпы проглоченных им людей и целые стада. Одолеть его не просто, так как его душа или смерть часто скрывается в другом месте или находится в звере, птице, змее…

Но победно звучат алые краски неба, сопровождающие светлого витязя, ведь красный цвет для монголов — «символ целеустремлённости и силы» [9]. Победа Добра неминуема!

На могучем коне — Великий ойратский богатырь Бум-Эрдени, его имя означает «Сто тысяч драгоценностей». Он — сын самого Бурхан-хана (Будды) и князь-нойон Западной Монголии, владыка Алтая и Хангая [10], его называют «мудрым, славным витязем… совершенным перерождением Бодисатвы». Его многочисленные подвиги воспевались монгольскими и ойратскими сказителями многие века. Богатырский конь — «бедовый серый Лыско, величиной с гору» [11] — верный друг, советчик и боевой товарищ Бум-Эрдени, предопределённый ему с рождения. Монголы — прекрасные наездники, и на картине художник подчёркивает это — всадник будто слился с конём в единое целое. Неосёдланному скакуну не нужны понукания, он на равных участвует в опасной схватке, взметнувшись на дыбы на крутой горе, готовый насмерть биться с чудищем. Доверившись верному другу-коню, всадник сражается без седла, поводьев и стремян, он спокоен и непоколебим, и бестрепетно поражает врага…

 

Н.К.Рерих. Бум-Эрдени. 1947. Фрагмент

Н.К.Рерих. Бум-Эрдени. 1947. Фрагмент

Картину «Бум-Эрдени» часто репродуцировали, она включалась в монографии о творчестве Рериха, о ней писали исследователи, отмечая изображённое на ней символическое противоборство сил добра и зла, сравнивая богатыря с Георгием Победоносцем и т.д. [12].

Однако до сих пор рериховедам не был вполне ясен её сюжет, так как никто из авторов не приводил само монгольское сказание. Найти же русский текст былины «Бум-Эрдени» оказалось не так просто.

Монголо-ойратский героический эпос столетия существовал и передавался из поколения в поколение только в устной форме. Былины — улигер или тули, лучше всего сохранились у ойратов, населявших Западную Монголию и Алтай. Зарождение их учёные относят к XIV–XVII векам, периоду феодальных войн. В это время на территории Монголии уже воцарился Буддизм. Ойратские эпические поэмы не рассказываются, а поются под аккомпанемент тобшура [13] или реже хуура [14]. Исполняют их обычно профессиональные певцы тулъчи (рапсоды).

Известный монголовед, академик Б.Я.Владимирцов записал ойратские героические эпопеи, в том числе и былину «Бум-Эрдени» [15], во время поездок по Западной Монголии в 1911, 1913–1915 годах. В 1923 году был опубликован первый и пока единственный русский перевод её [16]. Повторная публикация появилась только в 2003 году, когда в серии «Классики отечественного востоковедения», основанной в 2001 году Институтом востоковедения РАН, был издан очередной том трудов Б.Я.Владимирцова [17].

 

Н.К.Рерих. Голос Монголии.1937

Н.К.Рерих. Голос Монголии.1937. ГМИНВ, Москва

Былина «Бум-Ердени, лучший из витязей…» [18] — прекрасное «творение сынов вольных степей» Монголии, дар их чуткой поэтической души — чарует своей напевностью, вдохновенными описаниями монгольской природы: суровых гор, широких степей, густых лесов, чистых рек и озёр, яркими образами людей и животных, наблюдательностью и тонким юмором.

Но особенно привлекают в ней идеи дружбы и братства, благодарности, верности и взаимопомощи, характерные не только для кочевых народов, но и для всего Буддийского мира. Не случайно отмечал Николай Константинович: «Вспомним также из священных монгольских книг хотя бы заветы о Бодисаттвах, со всеми указаниями на сострадание, самоотвержение и помощь ближнему» [19].

Монгольские могучие богатыри — справедливы и отзывчивы; они выходят сражаться только против зла, защищая свой народ. Даже померившись между собой силой, богатыри, в конце концов, братаются и совершают подвиги вместе. Они не бросают друзей в беде, тут же спешат на помощь. Такими же преданными предстают верные помощники витязей-монголов: кони, собаки, ловчие беркуты… «…В сказках коню приписываются вещие качества» [20], — писал Н.К.Рерих. Мудрый конь учит героя уму-разуму, своими советами спасает ему жизнь. Поэтому особенно трогательно отношение богатыря к своему боевому другу-коню.

Так в монгольском эпосе выражается характер народа и его извечные чаяния о справедливом мире, братстве всех людей и «всех живых существ», особенно созвучные нашему времени — наступающей Новой Эпохе.

 

 

 

Что же поведала нам древняя монгольская былина?

«Вот всерадостная, прекрасная отчизна; вот как говорят о ней!»

В незапамятные времена «сотен тысяч… лет мира и благополучия, когда обладали десятью тысячами полных, нерасходуемых даров добродетели, во время, преисполненное спокойной великой радости, время богатых, широкославных богатырей-воителей… В одно прекрасное время, когда заново утвердились лучи солнца… (…) утвердилась, говорят, держава правления и веры».

В это время, среди хребтов «сокровенного Хангая» и «нагромождённых Алтайских гор», среди густых лесов и снежных вершин расстилается чудесная страна, в которой не счесть чистых рек и озёр, «цветы всех красок распускаются и колышутся; текут, струясь, источники целебные от всех болезней», здесь растут прекрасные деревья, густые травы, «шумят и поют звонкоголосые птицы», пасутся антилопы, несчётны табуны коней и верблюдов, стада тучных коров и овец.

 

Н.К.Рерих. Монастырь (Монголия).1938

Н.К.Рерих. Монастырь (Монголия).1938. ГРМ, Санкт-Петербург

В это время «на берегу целительного вещего моря возвышается огромный белый храм-собор» и другие прекрасные храмы, они украшены золотом и серебром, у них хрустальные кровли, там разносится благовонный аромат курений… «Эти храмы, этот скит-монастырь Высокомогучие воздвигли, а благословили его Бодисатвы десяти сторон». Это град-город Самого «Майдари-Бурхана» (Владыки Майтрейи).

Там служит старший славный лама и иноки, «которых так много, что счёт им потеряли. Такова-то там утвердилась, говорят, вера».

Посреди «прекрасного царства-государства» воздвигнут ханский дворец, «его семидесятиэтажный золотой жёлтый терем… главой своей смыкался с небесными белыми тучами».

Князем-нойоном этой страны, владыкой сокровенного Хангая и богатого Алтая стал «лучший из витязей», сын Бурхан-хана (Будды) и Бурам-ханши — Бум-Ердени (Сто тысяч драгоценностей). При рождении у мальчика на теле появились священные Буддийские знаки — Образы Бодисатв и Архатов, а также проявилась его небывалая мощь и сила. Бум-Ердени, взрослея, собирается на подвиги и спрашивает — где его верный конь и кто его суженая.

Его дядюшка Ак-сахал (Белая борода) открывает, что ему предназначен судьбою конь «бедовый серый Лыско, величиной с гору», который родился с ним в один день. А суженая богатыря — красавица Тюк-Тюмен-Солонго (Десять тысяч радуг), «оживляет она умерших… на сухом дереве заставит листья распуститься… такая, говорят, волшебная красавица». Тогда Бум-Ердени назначает Ак-сахала вместо себя наместником, а сам собирается в путь.

«Мне же, дядюшка, старичок мой, — обратился он, — пожалуй, да наладь мне всё вооружение, чёрный панцирь, как огнистая сера, шлем, седло… узду». Старик открывает «белый со львами сундук, который не двигали уже десять лет» и достаёт оттуда узду, седло, плеть, затейливо украшенные бронзой, слоновой костью, сандаловым деревом, золотом и серебром.

Три раза тряхнул серебряной уздой богатырь, и прискакал к нему «серый Лыско». Оседлал богатырь коня, любуется им и думает: «Понесёт этот конь меня в безлюдную, далёкую страну и не отощает, будет другом для меня, родившегося одиноким мужем; понесёт он меня в далёкую чужеземную страну, будет милым дружком для меня одинокого, этот конь величиной с гору, мудрый, бедовый серый Лыско!»

Ак-сахал передаёт богатырю серебряный шлем и бронзовые доспехи, искусно изукрашенные, тридцать белых стрел, богатый сагадак (колчан) и могучий, покрытый затейливой резьбой лук — «на крыльях его вырезаны бодающиеся баран и козёл… на ухватах… схватившиеся тигр и дракон, на наставных же концах были вырезаны бьющиеся крылами ворон и гусь». Затем — богатырский меч… «Дэрбэтский кузнец сорок лет отбивал его на наковальне, китайский кузнец выбил узоры-линии, а русский кузнец обделал искусно, непальский же кузнец выбил мелкие узоры, элэтский кузнец дал обделку, а халкаский выбил кружочки». Меч из чёрной стали покрыт серебряной резьбой, эфес из яшмы, «на острие огонь горит». Клинок закалён «на самой середине Хатун-реки» и вложен в золотые ножны… Получает богатырь и «прямо бьющую красную пику» из сандалового дерева.

 

Н.К.Рерих. Монголия. (Следы). 1935–1936

Н.К.Рерих. Монголия. (Следы). 1935–1936.

Из собрания Ю.Н.Рериха. Местонахождение неизвестно

После Бум-Ердени прощается со своим народом. Старик-дядюшка Ак-сахал, «лучший из табунщиков трёхсот семидесяти семи годов», даёт ему такое напутствие: «Ну, дорогое дитятко моё, Бум-Ердени! Чужая сторонка трудна, все чужие люди заносчивы. В далёкой чужой стороне береги дорогого богатырского коня! Коль встретишь крепкого врага-неприятеля, бейся с ним стойко, непоколебимо. В далёкой пустынной стране береги мудрого боевого коня! Коль придётся столкнуться с лихим, большим врагом-неприятелем, бейся и сокруши!»

Богатырь Бум-Ердени отправляется на подвиги, «блистая, как цветок, сияя, как небесное солнце, сверкая, как алмазная чёрная скала».

Далее герой приезжает к Тэб-Джиргал-хану (Правое блаженство) сватать его дочь Тюк-Тюмен-Солонго, встречает там соперника — богатыря Хаджир-Хара (Гриф-чернота). Но хан ставит Бум-Ердени условие — прежде одолеть пять чёрных мангусов и взять себе в товарищи Хаджир-Хара, чтобы тот сражался вместе с ним.

И вот встречают богатыри мангусов, и начинается битва, которая длится много дней. Но меч не может сразить чудовище. «Тогда мудрый, бедовый серый Лыско крепко подумал про себя, стал разбирать, исследовать». И понял он, где находится заветная душа мангуса. Заржал он, но богатырь его понял, так как «знал языки шестидесяти живых существ». Он слушает советы мудрого коня и побеждает. «Тогда мангус упал, руша скалы, выворачивая лиственницы, сокрушая горы, заваливая течение воды. Точно молния Хана-Неба ударила в чёрную скалу, обрушился он…».

Говорит тогда богатырь своему верному коню с любовью и благодарностью: «Ты мой конь-носитель в далёкой, чужой стороне; ты мой друг, мой единственный друг, ты дорогой мой боевой конь!» После победы над мангусами богатыри начинают бороться. Бум-Ердени побеждает Хаджир-Хара, но тут прибегает серый Лыско и упрекает его: «Если ты вздумаешь убить Хаджир-Хара, я убегу назад… перестану быть тебе, богатырь, подвершным конём! Когда отправился ты сражаться, Хаджир-Хара поехал за тобой, ради тебя его руки покраснели… Что ж, ты в воздаяние за это убьёшь его?»

Опомнился Бум-Ердени, отпускает он Хаджир-Хара, и они братаются. Богатыри возвращаются с богатой добычей к Тэб-Джиргал-хану, и он отдаёт свою дочь за Бум-Ердени. Потом богатырь собирается домой. Тэб-Джиргал-хан предлагает ему богатые дары, но Бум-Ердени просит пожаловать ему только Буддийские Святыни — «золотой Ганджур и Данджур» [21].

Навьючив богатыми дарами большой верблюжий караван, богатыри отправляются в путь. «Вьючные верблюды ревут протяжно, народ семьями звонко поёт песни; слышится шум людских голосов; звучат копыта боевых коней».

 

Н.К.Рерих. Монголия. (Юрты). 1935–1936

Н.К.Рерих. Монголия. (Юрты). 1935–1936.

Из собрания Ю.Н.Рериха. Местонахождение неизвестно

Богатырь Хаджир-Хара решает навестить свою родину, а потом вернуться к Бум-Ердени. Но дома он узнаёт, что два разбойных витязя разорили и разграбили его страну. Его конь Орёл-Воронко передаёт серому Лыско весть, что Хаджир-Хара в беде. Лыско сообщает об этом Бум-Ердени. Богатырь тут же спешит на помощь брату. Хаджир-Хара счастлив: «Милое дитя моё! — воскликнул он. — Ты падение быстрого беркута, ты отрада для всех людей! (…) Ты сердце всего народа, дорогое дитя моё! (…) Бум-Ердени! Приехал ты!» Вместе богатыри находят разбойников и побеждают их.

Совершив ещё много подвигов, окончательно освободив землю от злых сил, Бум-Ердени встречает могучего витязя Кийтэн-Кэкэ-Зеве (Холодное-синее-остриё), равного ему по силе и мощи, — они становятся братьями и со всем добром, стадами и народами перекочёвывают в прекрасную страну Бум-Ердени, что лежит в горах сокровенного Хангая и богатого Алтая. Там три брата-богатыря воздвигают священные храмы-ступы и помещают туда многотомный золотой Ганджур и Данджур.

Страна процветает и богатеет, стада становятся необозримыми, а народ многочисленным, воцаряются вечный мир и благоденствие. Завершается былина так:

«Бум-Ердени, Хаджир-Хара и Кийтэн-Кэкэ-Зеве собрали всё… для радостного пира… и собрали-созвали… все живые существа… И стали они пировать, радостно беседуя, как кукушки, начали они забавы и увеселения все, все они, живые существа, там бывшие. Сняли богатыри со своих подвершных коней сёдла и узды, погладили их по спинам, поправили им чёлки и отпустили. А кони повалялись на густой свежей траве, схватили раз-другой трав-злаков и поскакали к своим товарищам в табуны пёстрых и вороных с гнедыми коней, выросших, наполняя Алтай и Хангай. Стали они питаться свежестью трав, стали пить чистоту вод».

Богатыри «стали наслаждаться счастьем… не было над ними воюющего врага-неприятеля, не было рядом мешающего вредоносного препятствия; не было зим, а всё-то лето, не было смертей, а всё-то стало вечным… мысли их были покойны, а сосуды полны. Пусть вместе с радостью водворятся счастье и святость!»

 

Н.К.Рерих. Цайдам. 1928–1929

Н.К.Рерих. Цайдам. 1928–1929. МЦР, Москва

Данное от Гималаев и принесённое Семьёй Рерихов на Запад научно-философское Учение Живой Этики, по словам академика А.Л.Яншина, «мировая этическая система, к которой должно стремиться всё человечество» [22], является «фундаментом в построении нового человеческого общества, фундаментом культурного, а в будущем политического и экономического объединения всех стран мира» [23].

В Учении раскрываются понятия «героизм» и «подвиг»; много говорится о героях, которые во все века и у всех народов продвигали эволюцию человечества.

Так, читаем в книге «Надземное»: «Следует напомнить о героях, преодолевавших самые нечеловеческие задания. Нужно понять всю сложность условий, их окружавших. Летопись не передаёт, насколько они были угрожаемы от всех близких и дальних. Люди полагают, что героические деяния могут зарождаться внезапно, без длительной подготовки, но на деле видим, что много мыслей сложилось, прежде чем образовалось решение самоотверженного деяния.

Самые отважные герои могли рассказывать о детских видениях, о снах, о голосах, зовущих и приказывающих. С самого детства слагались мысли, ответ на которые приходил много позднее. Герой мог поведать, насколько какая-то сила направляла его поступки. Герой мог бы произнести нежданные слова, значение которых он понимал лишь со временем. Так Наше влияние наполняет многих деятелей и укрепляет их мужество. Можно поблагодарить Нас за постоянную заботу об образовании героев» [24].

«…Герои… слагают народы. (…) Но все истины должны быть пересмотрены перед ликом науки — так говорят учёные, и они правы.

Что же представляют собою герои…? В смысле энергетическом они составляют как бы живые вулканы, извергающие напряжённые энергии. Действительно, такие напряжения необходимы для эволюции. Таким образом, мы снова приходим к сочетанию этики с биологией. Учение новой жизни показывает, что энтузиазм и есть благословенное напряжение. Люди не могут быть без этих ведущих вспышек. Если в Космосе взрывы будут созидательными импульсами, то и взрывы человеческие также нужны для эволюции. (…) Мыслитель знал, что толпы обратятся в народы, и тогда будет оценен труд самоотверженный и героизм» [25].

«…Жизнь мертва без героя. Спросите всех жителей Земли — случалось ли, что они не имели перед собою привлекательного образа героя? Каждый школьник признаётся, что он с детства лелеял в сердце избранника. Яркие деяния утверждали лучшие порывы. Также сознаются, что никто не учил их почитанию героя, но это качество родилось самостоятельно» [26].

«…Героизм многообразен. Говорят, что обстоятельства делают героя, лучше сказать — обстоятельства пробуждают героя. Многие вообще не понимают этого явления, но зато другие знают им суждённое и несут задание от малых лет. Некоторые чуют, что они должны нечто выполнить, но сознание не донесло ясного указания. Вот для таких природных героев обстоятельства будут включены. Они заставят зазвучать глубокие струны и принесут выполнение подвига. У людей современных не принято говорить о героях и подвигах. Когда история рассказывает о героических деяниях, они пожимают плечами, говоря: «Нам не дано свершить подвига». Но можно ли утверждать своё невежество?!

Каждая эпоха даёт место героизму от семейного быта до мировых выявлений. Нужно уметь отойти от обихода и взглянуть на дела Общего Блага. Множества самых замечательных возможностей проявятся, и пусть люди не стыдятся слова «подвиг». Можно наблюдать поучительное сравнение: у какого народа чаще употребляется слово героизм? Спросим малышей назвать героев, они не затруднятся. Пусть им и в будущем удастся так же чётко указывать любимых героев» [27].

«Нужно при всех условиях сохранять чувство героизма. Только этим мерилом можно познать и продвижение в будущее. (…) Среди пространственных токов, среди злобной воли, среди ужаса смелые герои живут, трудятся и творят. Герои знают, что их земная жизнь может прерваться каждое мгновение, но это знание не ослабляет напряжения. Они сознают, что в любом состоянии они продолжат подвиг. (…) Там, где преисполнено сердце, там совершается полёт в будущее. Суровое знание опасности лишь даёт герою радость» [28].

 

 

 

В заключение, зная, что картины Николая Константиновича Рериха имеют глубокий нравственный символический подтекст, подумаем — к чему призывает нас в конце своей героической земной жизни Великий Мудрец и художник-Провидец, создав образ бесстрашного витязя Бум-Эрдени? И какого врага нужно победить, чтобы на земле воцарилась долгожданная Эпоха Света, Знания и Любви? Не того ли дракона, что нередко таится в человеческой душе, — дракона невежества и эгоизма, алчности и честолюбия, лжи и гордыни?

Ибо Сказал Благословенный Будда: «Если бы кто-нибудь в битве тысячекратно победил тысячу людей, а другой победил бы себя одного, то именно этот другой — величайший победитель в битве» [29].

 

Всегда борьба. Всегда победа.

Иначе плен. Иначе смерть.

И должно трудности и беды

Своим огнём преодолеть.

Идти вперёд и не сдаваться,

И зная, что за нами Братство,

Мир новый строить и беречь [30].

 

Наталия СПИРИНА

Примечания:

1. Агни Йога, 19.

2. Рерих Н.К. Монголы. 1935 г. Пекин / Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М., 1995.

3. Рерих Н.К. Эрдени Мори (Монгольский эпос) / Рерих Н.К. Химават. Самара, 1995.

4. Выставка картин «Рерихи и Монголия»:

http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=1748

5. Цит. по: Василькова Н. Рерих и культурное наследие Азии. Часть 8. Монголия:

http://rossasia.sibro.ru/voshod/article/46253

6. Рерих Н.К. Шамбала / Рерих Н.К. Сердце Азии. Alatas, 1929:

http://etikavomne.agni-age.net/work/serdtse_azii.htm

7. Рерих Н.К. Письма в Америку (1923–1947). 1.11.1946. М., 1998. Серия «Рериховский архив».

8. Мангус — в монгольской мифологии — порождение сил зла.

См. Неклюдов С.Ю. Мангус: http://www.mifinarodov.com/m/mangus.html

9. Цит. по: Ринчэнсамбуу Г. Эстетический мир Н.К.Рериха / Рерихи и Монголия. Международный симпозиум в Улан-Баторе. 20–21 ноября, 2008 г.:

http://www.roerich.kz/publication/Rer-Mongolia.htm

10. Хангай (Хангайские горы, монг. Хангайн нуруу) — горный массив в Монголии. Хангай находится в западной и центральной частях Монголии, примерно в 400 километрах западнее столицы страны — Улан-Батора. Хребет вытянут на северо-запад, расположен на Монгольском плоскогорье, протяжённость хребта около 700 километров. На юге Хангай ограничен полупустынной Долиной Озёр, на западе — полупустынной Котловиной Больших Озёр, на севере — смежен с отрогами Восточного Саяна. С востока постепенно переходит в низкогорья, смыкающиеся с таковыми западных окраин гор Хэнтэй. В Хангайских горах берут своё начало реки Орхон, Идэр, Хануй-Гол (притоки Селенги), Завхана, Онги. Северные склоны Хангая покрыты лиственничной тайгой, в самой высокой части гор — горная тундра. В таёжной и тундровой зонах развита вечная мерзлота. Имеются также горячие целебные источники. Наивысшей точкой Хангая является гора Отгон-Тэнгэр-Ул, высотой в 4 031 м.

11. Здесь и далее цитаты приводятся по русскому переводу былины академиком Б.Я.Владимирцовым. См. Бум-Ердени, лучший из витязей, сын Бурхан-хана и Бурам-ханши / Владимирцов Б.Я. Работы по литературе монгольских народов / Сост. Г.И.Слесарчук, А.Д. Цендина. М., 2003. С. 369–407.

12. См. Алёхин А.Д. Творческий метод Н.К. Рериха / Рерих Н.К. Жизнь и творчество. Сб. ст. М., 1978. Маточкин Е.П. Космос Леонардо да Винчи и Николая Рериха: художественные параллели. Самара, 2002.

13. Тобшур (топшур) — двуструнный щипковый монгольский народный музыкальный инструмент, некогда популярный на ойратской территории; его используют народные сказители при исполнения эпических сказаний и былин.

14. Хуур (моринхур) — двуструннный смычковый монгольский и бурятский народный музыкальный инструмент; используется как для сольного исполнения, так и для аккомпанирования при исполнении эпических сказаний.

15. Оригинал этой былины (на старомонгольском языке) хранится в СПбФ ИВ РАН. Фотокопия опубликована в Улан-Баторе, см.: Бум Эрдэнэ. Аман зохиол судлал. С. 25–86. Вариант, близкий к опубликованному, издан в Улан-Баторе. См.: Бум Эрдэнэ. Алдын баатарлаг тууль.

16. Владимирцов Б.Я. Монголо-ойратский героический эпос. СПб., 1923.

17. Бум-Ердени, лучший из витязей, сын Бурхан-хана и Бурам-ханши / Владимирцов Б.Я. Работы по литературе монгольских народов / Сост. Г.И.Слесарчук, А.Д. Цендина. М., 2003. С. 369–407.

18. Большая благодарность Р.А. Овчинникову (Электросталь, Московская обл.) за присланный текст русского перевода былины «Бум-Эрдени».

19. Рерих Н.К. Монголы. 1935 г. Пекин / Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 1. М., 1995.

20. Рерих Н.К. Эрдени Мори (Монгольский эпос) / Рерих Н.К. Химават. Самара, 1995.

21. Ганджур — многотомный свод священных Буддийских текстов (сутр), к которому прилагается многотомный свод комментариев — Данджур.

22. Яншин А.Л. Живая Этика — мировая этическая система / Цит. по: Краса и гордость России и не только… Сибирские учёные о научно-философском и всемирном значении гуманистического наследия семьи Рерихов / Сост. С.Н.Алфёрова:

http://uchenie-agni-yoga.ru/articles/202N

23. Яншин А.Л. Учение Рерихов — фундамент будущего / Цит. по: Краса и гордость России и не только… Сибирские учёные о научно-философском и всемирном значении гуманистического наследия семьи Рерихов / Сост. С.Н.Алфёрова:

http://uchenie-agni-yoga.ru/articles/202N

24. Надземное, 98.

25. Там же, 272.

26. Там же, 463.

27. Там же, 664.

28. Там же, 130.

29. Дхаммапада. VIII. Глава о тысяче:

http://www.orlov-yoga.com/Dhammapada/DhammaVIII.htm

30. Спирина Н.Д. Капли: Сб. стихов. Новосибирск, 2010. С. 368.

31. Каталог картин Н.К. и С.Н.Рерихов: http://gallery.facets.ru/

 

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com