Монголия в тисках её соседей

Б. Баасансурэн

 

 – ветеран дипломатической службы. Автор книги «Монголия в тисках её соседей» (Орос, Хятадын завсар дахь Монгол Улс), опубликованной в Германии. Она привлекает большой интерес у западных и восточных читателей

Май 2016 года

У Монголии только два соседа – две сверхдержавы, которые являются двумя из пяти постоянных членов Совета безопасности ООН и во многом определяют геополитику и геостратегию в мире, в том числе, в Восточной Азии. Поэтому гео-интересы этих стран и присутствуют в Монголии, так как она находится между ними, в их сферах влияния.

 

Предложения и выступления наших лидеров по постоянному нейтралитету Монголии, затрагивающие  интересы РФ и КНР, начали привлекать внимание этих стран.

 

Много лет проработавший Чрезвычайным и Полномочным послом в Монголии В.Самойленко в конце 2015г. писал о нашей инициативе постоянного нейтралитета:

 

«Что изменилось в мире и в регионе и поставило под сомнение стратегическую стабильность, обеспечиваемую благоприятными для Монголии интеграционными процессами в Азии? Какие новые угрозы и вызовы увидели в Улан-Баторе, нейтралитет между кем и кем там хотят себе обеспечить? Вряд ли речь идёт о снижении степени доверия к двум непосредственными соседям. Или, может быть, идея нейтралитета должна рассматриваться как свидетельство несостоятельности концепции «третьего соседа», признание ее непродуктивности? Словом, вопросов возникает немало.

Пока на них ответа найти не удалось. В этой связи представляется, что идея объявления постоянного нейтралитета Монголией больше связана с желанием ее руководства привлечь внимание международного сообщества к своей стране, нежели с решением каких-то конкретных, практических задач ее внешней политики. Сталкиваясь с весьма сложной экономической ситуацией, ростом критических настроений в обществе, острой внутриполитической борьбой, Улан-Батор пытается искать выход из накопившихся проблем за счет более энергичной внешней политики».

 

Статья Посла выражает в довольном деликатном тоне, косвенным путем  российскую позицию.

 

Как свидетельствует член ВГХ Г.Уянга, руководство Госдумы высказало позицию РФ по нашей инициативе постоянного нейтралитета Спикеру ВГХ, прибывшему с визитом в конце 2015г., в более официальной  форме.

 

Перед тем, как вылететь в Улан-Батор, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 12 апреля встречался с журналистами в Москве. На вопрос: «С какими геополитическими испытаниями столкнулись Монголия и Россия?», он ответил: «Российская Федерация и Китай, не побоюсь сказать за наших китайских друзей, как два ваших великих соседа будут делать все, чтобы оградить нашу дружественную Монголию от попыток вмешательства в процессы вашего внутреннего развития». На первый взгляд кажется, что его слова будто бы обращены к третьему соседу. Но есть один вопрос, относительно которого Россия от своего и от имени Китая может делать высказывание Улан-Батору.

 

Дело в том, что через 20 лет после Ашхабада, Монголия, выступая с собственной инициативой на Генассамблее ООН, с осени 2015г. начала слово в слово повторять выступления Туркменистана, объявившего в 1995 г о своем статусе постоянного нейтралитета.

 

Никто во всем мире, особенно из тех, кто граничит с Россией напрямую, не осмеливается выступать подобным и непонятным образом. И когда вдруг маленькая и дружественная Монголия пошла на такой шаг,  и более того начала упорно добиваться этой цели,  наши соседи реагируют  на это   с  большим удивлением и с недобрым предчувствием.

 

Ситуация в Туркмении в то время была очень сложной и совсем  иной, в отличие от нынешней нашей. На ее территории располагалась российская военная база, и если продолжать позволять ей находиться у себя в Туркмении, то она может превратиться в заклятого врага афганских фанатов и получить удар с юга. Кроме этого, в соседнем Таджикистане набирала силу оппозиция, опиравшаяся на радикальных мусульман, и готовая ударить Ашхабад с запада. Так что единственным выходом избежать окружения этих многочисленных врагов, был вывод российских войск за пределы страны  и  обретение, таким  образом  передышки, чтобы найти общий язык со своим окружением.

 

С времен СССР Туркменистан  был во многом зависим от России. И  поэтому единственным способом сохранить баланс в взаимоотношениях с северным соседом, не разругавшись с ним, чтобы, как говорится, и волки остались сыты, и овцы – целы, нужно было объявить о своей нейтральной политике. Поэтому он объявил о своем новом статусе с  трибуны ООН, приняв обязательства перед международным сообществом последовательно придерживаться. Тем самым туркменам удалось добиться мира и согласие, договорившись с афганскими моджахедами и таджикской оппозицией, США и Западом, которые в той или иной степени стояли за оппозицией. С тех пор прошло 20 лет. Хотя Туркменистан достиг поставленных целей, его взаимоотношения с Россией до сих пор оставляют желать лучшего. Туркменистан ослабил политическое и военное влияние и присутствие РФ в Центральной Азии, не став членом ОДКБ, и держит дистанцию с ШОС в пользу  политики  США и Запада.

Туркменистан, владея огромными ресурсами природного газа, экспортирует его во многие страны, и занимает одно из высоких мест по уровню жизни и другим экономическим показателям среди стран Центральной Азии. Это действительно самостоятельная страна с огромным, по сравнению с нами, экономическим и финансовым потенциалом. Она сумела привлечь инвестиции многих западных стран, таких как Германия, Франция и США, в отличие от нас за прошедшие 20 лет. Тем самым он сумел закрепить их экономические  интересы у себя.

 

Как писал посол Ж.Энхсайхан, США, Англия и Франция еще в 1997г. предлагали Монголии отказаться от своего безъядерного статуса и провозгласить себя нейтральной страной, беря пример с Туркменистана. С тех пор «третий сосед» не делал нам этого предложения и даже забыл о нем. Но, когда Монголия решила без всяких поправок, прямо скопировать инициативу Туркменистана, чтобы отдаляло   ее от великих соседей, понятно, что соседям это не понравилось.

 

Монголия в отличия от Туркмении полностью зависит от своих соседей в экономическом и финансовом плане: топливо, торговля, транспорт, электроэнергия.

 

К тому же страна находится в зоне их прямого геополитического интереса.

 

Но мы забыли об этом и «слегка» увлеклись. Особенно сегодня, когда противостояние между Западом во главе с США с одной стороны, Россией и Китаем с другой усиливаются, идет борьба за зоны влияния и присутствия, наш голос в пользу нейтралитета звучит тем более несвоевременно.

 

 Понятно, что Президент, Премьер-Министр и министр иностранных дел Монголии в меру своих возможностей разъяснили С.Лаврову монгольскую идею насчет нейтралитета и запросили его поддержки. Скорее всего, именно для этого пригласили его посетить Монголию с визитом. Но он не проронил ни слова по поводу поддержки нейтралитета Улан-Батора. Более того, в своей лекции, прочитанной перед монгольскими дипломатами и политиками, С.Лавров ясно дал понять в противовес  «нейтралитета Монголии»: «Создать одной “оазисы безопасности” не получится». Интересно, что все российские электронные СМИ в  своих заголовках. процитировали именно эту фразу С.Лаврова.

 

 Осенью 2015г. Президент Монголии посетил КНР с официальным визитом и в меру своих способностей объяснял китайским лидерам свою идеологию нейтралитета, но в Декларации, подписанной по итогам визита, китайская сторона не включила ни одного слова в  пользу монгольской инициативы. И это было не случайно.

 

Более того, с 2014 года на китайских сайтах, подвергающихся  жесткой цензуре и контролю, особенно на сайтах, распространенных среди военных кругов, как junshi.xilu.com, начали писать: «Реальной силой Китай и Россия крепко удержат Монголию в рамках своих геополитических интересов. Мы не предоставим больше шанса странам Запада. Есть страны, заинтересованные в том, чтобы превратить Монголию в «поле нового боя», как Южную Корею, Южную Америку и Украину после стычки с Россией. Если Монголия будет работать рука об руку с Россией и Китаем,то США, ЕС и Япония не смогут вмешаться со стороны и противостоять этим результатам. Нет ничего удивительного в том, если Россия и Китай пойдут, подхватив Монголию «под локоть».Не случайно эти публикации по смыслу совпадают с Улан-Баторскими выступлениями С.Лаврова.

С 2014 года  начал формироваться механизм монголо-российско-китайской трехсторонних встреч на высшем уровне. С.Лавров во время пребывания в УБ подчеркнул  значимость этого  механизма с точки зрения российской и китайской позиции, попутно  облапошив нас? Потому что, выдвинув это предложение,

Улан-Батор предоставил России и Китаю прекрасную возможность лицом к лицу встретиться  и посоветоваться именно по Монголии и  в последующим согласовывать свои  позиции по монгольским вопросам.       Раньше у двух великих соседей было огромное желание обсудить судьбу Монголии тет-а-тет, но ни одна из сторон не осмеливалась пойти на это. И каждая из сторон избегали брать на себя инициативу. К счастью, Улан-Батор сам выдвинул предложение. Ходят слухи, что соседи с радостью подхватили его и начали использовать в пользу собственных интересах. Возможно, эти слухи не так уж и не обоснованы.

Таким  образом была сформирована «Монголо-российско-китайская встреча на высшем уровне», - механизм, благозвучный для нас, но более эффективный для соседей. Сомнительно, чтобы Россия и Китай сегодня могли бы так же поучать и давать рекомендации от имени друг друга в Улан-Баторе, если бы монголы не выдвинули эту инициативу в 2014г.        Конечно, прошли времена, когда Москва чихала, Улан-Батор – кашлял. Но методика копирования туркменского постоянного нейтралитета нам не подходит.Не доросли мы еще до нее. В геостратегическом и географическом положении Монголия находится в зоне китайского и российского влияния, и у монголов пока не хватает силенок, чтобы умышленно или случайно предпринимать шаги, могущие вызвать у них непонятное  впечатление. И непонятно, когда эти «силенки» появятся у нас в будущем.

 

Свое выступление на открытии Экономического форума Монголии-2016, наш Премьер-Министр начал со слов: «Прошли те времена, когда монгольские вопросы решали в Пекине или Москве». Возможно, российский министр иностранных дел на несколько часов задержался в Улан-Баторе, чтобы дать ответ на громкий голос нашего Президента, с трибуны ООН – объявившего о  желании нашей страны по  постоянному нейтралитету.

Также С.Лавров напомнил, что каждая сторона лишь выиграет, если Монголия сконцентрирует свое внимание на продвижении проекта «Строительство монголо-российско-китайского транспортной - экономического коридора, связавшего между собой проекты «Шелковый путь» и «Степная дорога», как рычаг развития экономического и геополитического региона в Евразии», который обсуждали в рамках трехсторонней встречи на высшем уровне. Согласно его совету, это поможет увеличить транспортный и торговый оборот, улучшив конкурентоспособность трех стран. Более того, он высказался за положительный подход России к  запросу монгольской стороны на  получении российского кредита.

Действительно, что делать, если мы, гоняясь за одним нейтралитетом, который явно не получает поддержку и понимания у соседей, останемся одни в огромной степи, на обочине  мировой цивилизации, а  проект Монголии «Степная дорога» останется лишь на бумаге? Бесспорная правда, с которой мы ничего не можем поделать, заключается в том, что судьба Монголии зависит не только от нас, но и от соседей.

Ни одна нация не развивается, оторвавшись от других. Более того, тесные отношения с ближайшими соседями помогают ей подняться на ноги. Не лучше ли нам сегодня поискать пути полного использования всех возможностей, опираясь на более сильных соседей, у которых гораздо больше потенциала для реализации проекта «Степная дорога», чем под предлогом постоянного нейтралитета запереть себя и отгородиться ото всех.

 

От того, насколько мудро и четко сыграет Монголия на точке соприкосновений интересов двух и «третьего соседа», зависит её  будущее.

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com