Сайт "Монголия сейчас" предпринял попытку освятить малоизвестные факты деятельности советских геологов-специалистов по урану в Монголии и ознакомить читателей сайта с воспоминаниями легендарных геологов, с инициатив которых и развернулась "Урановая эпопея" Монголии, бывшая долгие годы полностью закрытой темой. Мы также попытались описать события в развитии российско-монгольских отношений в "урановой сфере" за последние 20 лет  и подвести некоторые итоги.

История работ советских геологов-"уранщиков" в Монголии освящена  в многочисленных специальных изданиях (производственных отчетах и проектах), малодоступных широкому кругу читателей, а также отрывочно на специализированных сайтах.

Среди всех примеров деятельности советских геологов в Монголии, за годы существования СССР, работа по поискам месторождений урана была самой масштабной и грандиозной, но вот итоги её, на сегодняшний день, оказались несколько неадекватные затраченным усилиям.

Как сказано в одной из статей, геологоразведочные работы по урану в Монголии обошлись СССР в 1970-1991 годах почти в 300 млн. руб. (доллар в 1990 г. стоил 60 копеек). Думаем, что эта сумма затрат сильно занижена: с учётом постройки посёлка, комбината и шахт в Дорноде, целого квартала в Улан-Баторе и других расходов, стоимость всех затрат должна быть свыше миллиарда тогдашних советских рублей.

 

Работы Советской империи

 

Первые ревизионные работы по поискам урана были начаты советскими геологами в 1948 году, однако они  крупными  открытиями не увенчались. Начало масштабным работам на уран положила докладная записка 1968 года в Первое ГГРУ (урановое управление МИНГЕО СССР) на основе которой было принято решение Совета Министров СССР. Авторами записки, были  ленинградские геологи из «Всесоюзного научно-исследовательского геологического института» (ВСЕГЕИ): Г.А.Шатков (основной  инициатор), И.С. Ожинский, М.И. Ициксон, П.А. Строна и главный геолог Сосновской экспедиции (Иркутск) О.Н. Шанюшкин. Именно Майская партия ВСЕГЕИ (Г.М. Владимирский, Г.А. Шатков - руководители) и Монгольская геолого-съёмочная партия (впоследствии-  экспедиция -МГСЭ ) начали в 1970 г. поисковые работы в восточной  части Монголии, куда, по их мнению, простирались из  Забайкалья ураноносные геологические структуры. Этот блестящий прогноз полностью подтвердился открытием Дорнодского и Гурван-Булакского урановых месторождений. Они и по сей день являются наиболее крупными по запасам урана в Монголии.

Аэро-поисковые и наземные работы по урану на территории Монголии вели геофизики ленинградского «Всесоюзного  института разведочной геофизики» (ВИРГ) во главе с Е.Б.Высокоостровской, а вещественные исследования урановых руд осуществляли учёные московских институтов ВИМС и ИГЕМ.

Совместными трудами всей этой  многочисленной  армии геологов уже к 1981 г. была завершена предварительная оценка урановых месторождений. В 1982 г. вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР о строительстве добычного предприятия и заключено межправительственное соглашение между СССР и МНР об организации совместного предприятия "Эрдес" в Северо-Чойбалсанском районе. К 1988 г. были введены в строй карьер "Дорнод" (производительностью 400 тыс.т руды в год), три шахты, железнодорожная линия, ЛЭП и водоводы. Добытая руда для дальнейшей переработки отгружалась в Краснокаменск на Приаргунское производственное горно-химическое объединение ( ныне ОАО "ППГХО"). С 1989 по 1991 годы было отгружено около 500 000 т руды, еще около 300 000 т было накоплено на рудных складах. Однако через год, в связи с изменившийся конъюнктурой атомного сырья, финансирование строительства предприятия "Эрдес" было прекращено как и масштабные поиски урана. Существование СССР близилось к концу и МГСЭ преобразовалось в «Совгео». А далее "... исчез Советский Союз, и мы сами оставили всё, что наработали, в этой стране", пишет бывший главный геолог "Сосновгеологии" Д.Самович. Сотни геологических отчётов были переданы монгольской стороне, как и многочисленная инфраструктура. В 1991 году добыча урана была остановлена, с 1993 года предприятие "Эрдес" деятельности не осуществляло и в 1998 году было ликвидировано. Активы были поставлены на консервацию, шахты и карьер затоплены.

 

 

Работы новой России и история Дорнода

 

В смутные времена 90-х годов, отдельные российские геологи-уранщики, до этого не работавшие в Монголии, стали сотрудниками или консультантами французского уранового концерна "КОЖЕМА", а основываясь на материалах советских геологов западные компании (например, канадская "International Uranium") взяли массу лицензионных площадей для поисков урана в Монголии.

Россия, в лице концерна "Геологоразведка" также пыталась работать в Монголии по урановой тематике.

 

В 1994 г. в Монголии появилась американская компания  "Energy Fuels Nuclear Inc.", которая, прежде всего, была заинтересована в добыче урана способом подземного выщелачивания. Данная компания совместно с концерном «Геологоразведка" создала СП "Харат", которое занялось разведкой и проектированием объектов для добычи урана в Восточном Гоби, на месторождениях Харат и Хайрхан (открытых геологами СССР) и работала там до 1999 года.

Для участия в проектах с шахтным и карьерным способом добычи урана в 1995 году была создана компания "WM Mining», которая в том же году, совместно с ОАО "ППГХО" и правительством Монголии создала «Центрально-азиатскую урановую компанию» (CAUC) для освоения месторождения Дорнод.  В соответствии с исходным Соглашением о создании СП, доли в капитале компании распределялись в равной пропорции, причем ППГХО принимала на себя обязательства по проектированию и восстановлению производства на объекте, монгольское правительство обеспечивало постоянный статус добычной лицензии, а WМ Mining - привлечение в проект финансирования и продажу готовой продукции на мировом рынке. С 1996 г. уже 58% акций (!) принадлежали компании «Khan Resources Inc.» которая возникла на месте WМ Mining, 21% - правительству Монголии, а  21% - ОАО "ППГХО", впоследствии дочерней компании ОАО "Атомредметзолото", структуре РОСАТОМА. Дополнительно к 58% доле в СП "CAUC", "Khan Resources Inc." оформила геологоразведочную лицензию на часть территории месторождения Дорнод для своего дочернего монгольского предприятия «Khan Resources Mongolia". Только в 2005 года были начаты геологоразведочные работы на обоих лицензионных участках месторождения, в 2007 году "Khan Resources Inc." закончила подсчет запасов согласно кодексу JORC, а в конце 2008 года было закончена подготовка банковского технико-экономического обоснования разработки месторождения.

Интересный факт - на месторождение Гурванбулаг, Дорнодского рудного узла, лицензию в 90-е года получила канадская компания "Вестерн проспектор груп", которая, как рассказывают очевидцы, ни с кем никаких совместных предприятий не создавала, россиян к себе не пускала, а просто начала заверку и доразведку объекта и в итоге через десять лет смогла продать месторождение китайской компании CNNC.

Активизация российско-монгольского сотрудничества по урану произошла лишь в 2007 году, когда был подписан "Протокол о намерениях между Федеральным агентством по атомной энергии «РОСАТОМ» и Министерством промышленности и торговли Монголии по развитию сотрудничества в области геологоразведки, добычи и переработки урановых руд». В 2008 году   Генеральный директор Госкорпорации «РОСАТОМ» С.В.Кириенко и Министр промышленности и торговли Монголии Х.Наранхуу подписали "План совместных действий  по реализации" вышеуказанного протокола, а 17 марта 2009 г. в Москве в присутствии премьер-министров Российской Федерации и Монголии было подписано соглашение о сотрудничестве между Госкорпорацией "Росатом" и "Управлением по ядерной энергии Монголии", включавшее положения о создании российско- монгольского совместного уранодобывающего предприятия "Дорнод уран". Монгольская сторона должна была внести в качестве своей доли участки, на которых СП должно работать, российская сторона, которая имела в СП 49%, хотела бы, чтобы предоставляемая лицензия на эти участки не имела обременения или обязательств перед текущими или бывшими собственниками.

Реализация проекта, как тогда предполагалось, позволила бы создать совместное уранодобывающее предприятие с запасами урана в размере более 50 тыс. т. Из них на месторождении Мардай (Дорнод) - около 22 тыс. т урана.

Как писала пресса, окончательная конфигурация проекта, с учетом нового монгольского законодательства, предложения структуры «РОСАТОМА» - «Атомредметзолота» (АРМЗ)  на покупку "Khan Resources Inc.", а также создания в августе 2009 года российско-монгольского СП "Дорнод уран" должна была  определиться в ходе переговоров с участием всех заинтересованных сторон. Заместитель генерального директора АРМЗ по корпоративным юридическим вопросам И.Ямпольский выразил тогда уверенность в том, что сторонам удастся "…сконфигурировать собственность этого СП "Дорнод уран" таким образом, чтобы оно вышло из тупика, в котором оно сейчас находится, и приступило к разработке месторождений Дорнодского узла». Однако летом 2009 года добычная лицензия СП "CAUC" и геологоразведочная лицензия "Khan Resources Mongolia" были приостановлены "Агентством по недрам Монголии" в связи с неназванными нарушениями лицензионного соглашения по итогам

визита на месторождение горной инспекции, а зимой 2010 года Правительство Монголии объявило об аннулировании ряда добычных и разведочных лицензий, выданных с "нарушением национального законодательства Монголии", в том числе лицензий на месторождение Дорнод.

АРМЗ в конце 2009 года попыталось получить контроль над "Khan Resources Mongolia", предложив выкупить ее акции по 0,65 канадского доллара за штуку. Эту оферту перебила китайская CNNC, повысившая цену до 0,96 канадского  доллара.

Весной 2010 года Агентство по ядерной энергии Монголии направило Khan Resources Mongolia и СП "CAUC" официальное извещение об аннулировании лицензий этих компаний на Дорнодское месторождение "по причине нарушения положений Закона Монголии о недрах".

По состоянию на 2010 год монгольская сторона так и не ратифицировала Соглашение о создании СП "Дорнод уран" от 25.08.2009 в Верховном Государственном хурале и не назвала конкретных сроков его ратификации. Как говорили  неназванные источники, основными противниками ратификации Соглашения в Хурале  являлись тогдашний Премьер-министр Монголии, председатель "Комитета по Государственной  Собственности Монголии"и исполнительный  директор КОО «Монатом". В российской прессе в 2009 г. писали, что для освоения Дорнода, нужно вложить "несколько сотен миллионов долларов", чтобы начать промышленное освоение. Эти средства были нужны для реанимации затопленных шахт, восстановления железной дороги и линии электропередачи. К тому же, себестоимость добычи урана (на 2009 г.) была свыше 80 долларов за 1 кг урана, из-за подземного способа. По всей видимости, дальнейшее падение цен на уран и правовые коллизии повлияли на то, что ныне всякое упоминания о монгольских проектах на сайте "Атомредметзолото" отсутствует. Среди зарубежных активов компании упоминаются месторождения в Канаде, Танзании, США, есть даже Павловское полиметаллическое месторождение на Новой Земле… но о Монголии ни слова.

В чём же причина? Наши источники, которые просили не называть их, считают, что геолого-экономические параметры монгольских урановых месторождений (относительно низкое содержание урана в рудах, небольшие запасы и высокая себестоимость добычи) проигрывают по сравнению с другими активами "РОСАТОМА" и их разработка нецелесообразна.

Рентабельные запасы урана всего Дорнотского узла составляют 51 тыс.т при себестоимости от 80 до 120 долларов и подземном способе отработки (Миронов Ю.Б., 2006). Для сравнения: только один проект дочерней компании "РОСАТОМА" "Mantra Reяources Limited" - Mkuju River в Танзании располагает запасами порядка 45,9 тыс. т урана, ну а в целом запасы отечественных предприятий "РОСАТОМА" оценены в 534 тыс.т урана, ресурсы зарубежных активов составляют 229 тыс.т урана (Годовой отчёт АРМЗ, 2013). Миф о "монгольском урановом Эльдорадо" растаял, столкнувшись с экономическими реалиями.

 

Эпилог

 

Подведём итог. Что получили Россия и Монголия от грандиозных работ по поискам урана и его разработке в 1970-1991 гг.? В итоге всех работ было открыто пять месторождения (из них два доведено до промышленного освоения) и множество рудопроявлений урана, попутно- открыты месторождения и рудопроявления полиметаллов (свинец, цинк, олово), золота, флюорита и других полезных ископаемых, составлены качественные геологические карты и опоискованы огромные площади. Более половины территории Монголии было покрыто аэро-гамма съёмкой различного масштаба. Всё это, безусловно, пошло во благо Монголии, так как все результаты работ были ей переданы.

Что же касается СССР и её право-приемника РФ то, увы, результаты для них более чем скромные. Добыча урана и вывоз руды был практически только начат и быстро прекратился, построенный комбинат, посёлок и шахты были оставлены, жилые дома в Улан-Баторе переданы монгольской стороне. Так что, исходя из сегодняшних критериев, затраты не окупились. Но как пишут "стране был нужен уран" и экономическая целесообразность данных работ была на последнем месте. Дальнейшие российские-монгольские совместные работы по добыче урана споткнулись о экономику и политику. И что в них больше - первого или второго, покажет только время.

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com